вторник, 25 июля 2017 г.

четверг, 13 июля 2017 г.

Узор для выпиливания.


Новые отрисовки в разделе "Выпиливание лобзиком". Очень много. Есть всякие полочки, рамочки для фотографий и т.д.  

Выбрать и заказать орнаменты можно тут: Орнаменты всех времён и стилей.







вторник, 4 июля 2017 г.

Новые отрисовки на сайте



На сайт за прошедшее время загружено куча новых отрисовок. Во всех разделах. Кому интересно - велком!


среда, 24 августа 2016 г.

Новая ширма.



Нарисовал дофигища новых отрисовок для сайта www.ornamentov.net  Недавно глянул и ужаснулся, уже оказывается три тысячи шестьсот штук! Когда успел, не помню  :(

Из последнего - ширма для переодевания. Ну помните, дамы 19 века любили такие. 
Тут, кстати, надо вместо тёмного заднего фона в реале сделать фон из ткани. Смотреться будет просто шикарно. Ну если конечно вам не чужды романтика и эстетика.






Удобная штука была. Ну как была, они и сейчас есть. И очень активно используются. Ага. 

А вот и не угадали! Их в больницах полно. В наших отечественных больницах. Ну это там где: "Заходите, раздевайтесь!"

Они конечно не такие красивые, но такие же функциональные. 

#ширмакомнатная#ширмадляпереодевания#кружевнойузор,




четверг, 3 марта 2016 г.

Как я был быдлом. Часть шестая (которая должна была быть первой)


Пока родители мантулили на тоталитарный режим днём и ночью, выполняя непосильный Производственный План, я ходил в детский сад где с большим удовольствием потреблял рыбий жир (который давали ежедневно в столовой ложке прямо на входе в группу, обойти было нельзя) и играл с одногрупницами в "больницу" за что бывал неоднократно порот своим и чужими отцами. 
В остальное время играли в игрушки, ходили строем и делали гимнастическую зарядку. 

Все игрушки в тоталитарном детском садике были деревянными и прибитыми к полу. Лего, Барби, Супермена и прочих Чудесных Импортных игрушек мы не знали. Приходилось играть тем, что было, самосвалами, экскаватором (который был на тросиках и управлялся как настоящий с помощью шкивов, блоков и ручек) и прочими танками. Девочки игрались с вякающими пупсами и неваляшками. Этих неваляшек мы периодически у них тырили и делали "дымовухи". Вот такое незамысловатое развлечение у нас было в этом Тоталитарном сАду. Зимой развлечения были ещё более незамысловатые - лизание железных дворовых качелек на спор, это закаляло характер.

В перерывах между изготовлением дымовух и почесыванием отлупленных жоп за это, мы целыми днями маршировали строем и пели патриотические песни "В лесу родилась ёлочка". Так проходила подготовка к одному из Коммунистических праздников - Новому Году. 

На Новый год (который придумал товарищ Сталин) всех девочек одевали в костюмы Снежинок сшитыми из марли, а мальчиков соответственно одевали в костюмы медвежат, выдавали автоматы Калашникова, замаскированные под балалайки с инвентарными номерами и заставляли водить хоровод вокруг настоящей ёлки. Потом всех заставляли рассказывать новогодний стишок (в котором надо было обязательно рассказать о руководящей и направляющей роли Коммунистической партии) и за это всем выдавали одинаковые Новогодние подарки от Тоталитарной Власти. Подарок был упакован в дефицитный целлофановый пакет (который потом годами стирали в тазике и сушили на верёвочке). В пакете лежали шоколадные конфеты "Каракум", печеньки, аблоко и.... апофеоз праздника - ДВА мандарина! Естественно у совковых детей не привычных к столь экзотическим фруктам тотчас же получался диатез вперемежку с диареей, что конечно несколько смазывало праздничное настроение. 
Самое обидное, что эти все дефицитные продукты питания (в целлофановым пакете) Тоталитарная власть вручала совершенно бесплатно. С каких-то там профсоюзных взносов. Вот такая вот была страшная уравниловка, клянусь Валерием Новодворским!

Потом праздник заканчивался и всё возвращалось на свои круги - рыбий жир, послеобеденный сон и маршировка строем. И так до перехода из Детского сада в Начальную школу.

В Начальной школе было всё тоже самое только рыбий жир никто не давал по утрам, заменили аскорбинками и гематогеном. Тоже естественно бесплатно. 
Из чего делают гематоген узнал только на днях. Как мы все тогда не сдохли в результате Бесчеловечных Экспериментов тоталитарной власти до сих пор ума не приложу. 

В школу приходилось ходить с кожаным портфелем, анатомических рюкзаков за семь тысяч рублей тогда не было. В портфеле лежала непроливайка, перьевая ручка за три копейки, букварь (придуманный Сталиным), тетрадка с промокашкой (это не герой из кинофильма "Место встречи изменить нельзя", это такой листок бумаги!) и медная трубочка для плевания жёваной промокашкой. 
Детей в деревне было столько, что учились в две смены. Правда в Начальную школу ходил только в первую смену. Я сейчас даже не помню ни одной семьи своих одноклассников где было бы меньше трёх детей. Ну а что с быдла взять-то? Телевизоров не было, в танчики и в мордокнигах никто не тупил, занимались доступными развлечениями. Из доступных развлечений самым доступным было только воспроизводство себе подобных (секса в СССР не было!!!). Ещё конечно каждодневное нажирание самогоном до поросядчего визга ибо забыться в этом Тоталитарном Аду по другому было просто невозможно.

В школе в перерывах между пением Гимна СССР и разборкой/сборкой автомата Калашникова также ходили строем и готовились к главному Коммунистическому празднику - 7 Ноября. В этот день коммунистическая власть с конвойными собаками выгоняла всех из неотапливаемых домов на главную улицу, раздавала всем красные флаги (цвета крови замученных борцов за Демократию), транспаранты с Коммунистическими лозунгами, портреты коммунистических вождей и заставляли идти на Демонстрацию. Не прийти было нельзя, сразу расстрел и ссылка в ГУЛАГ. Впереди праздничной колонны шли чеканным шагом школьники и кричали коммунистические речёвки. Это был так сказать авангард всего этого коммунистического шабаша. Из громкоговорителей на столбах неслись песни Кобзона (мне конечно же никто не поверит, но Иосиф Давыдович уже тогда пел и выглядел как сейчас) про нашу Советскую родину и отборные матюки Первого секретаря райкома для тех кто сбивался с чеканного шага. 
После демонстрации, мы, школьники, забирали с собой лозунги и флаги с собой в школу где из лозунгов запиливали фанерные лопаты, а из древков флагов делали черенки к ним. Называлось всё это - Уроки Труда. Пока мы обливаясь потом сколачивали лопаты и строгали черенки, наши одноклассницы пекли в отдельных кабинетах (со столами, плитами и холодильниками) борщи и ватрушки. После испытывали свои изделия на нас, прямо во время урока трудовой дисциплины. Чай в столовой давали под это дело бесплатно. Как мы не сдохли от этих бесчеловечных экспериментов наших будущих супружниц - хер его знает. Но зато мы могли вовремя присмотреться к одноклассницам и выбрать для будущего совместного проживания самых хозяйственных. Вот такая полезная учёба у нас была.


Поскольку мне учится не очень хотелось, всё свободное время употреблял на заигрывания с одноклассницами за что неоднократно огребал, но уже от заметно повзрослевших отцов своих и чужих одноклассниц. Домой приходилось возвращаться огородами. Иногда по-пластунски. Что конечно потом очень пригодилось на службе в Советской армии.


Закончив школу и поступив в ПТУ (сейчас это лицей), я спас свои мозги от ВУЗа и высшей математики к которой испытывал определённое отвращение. В ПТУ получил специальность - оператор станков с ЧПУ. Пока доблестные наставники настойчиво заставляли меня овладевать знаниями, я доблестно овладевал одногрупницами. За что тоже был неоднократно бит, но уже заметно возмужавшими братьями этих самых одногрупниц. Поэтому в общагу приходилось пробираться окольными путями и под покровом темноты. Когда мне исполнилось восемнадцать лет, меня призвали в Советскую армию. Что, собственно и спасло много девичьих судеб от бесчестья. 


В Советской армии я провёл два года служа в таких ебенях, что в самоволку приходилось ползти по-пластунски несколько километров полями и перелесками до ближайшего посёлка. Но зато теперь в той деревне очень много красивых и шустрых детишек с голубыми глазками. 

Служба была настолько секретной, что за неуставные взаимоотношения у нас не сажали, а сразу расстреливали. Поэтому служилось легко и просто. Больше всего в Советской армии хотелось спать и жрать. Сейчас даже не знаю чего больше. На втором году службы конечно отпустило, но первый год был - как один день! Как пережил этот филиал Ада, даже не представляю (пишу об этом отдельную книгу). 

Как и во всей Тоталитарной Советской армии нас учили душить Свободные Демократические Режимы, воевать в Афганистане (каждые полгода писали всей ротой заявление на перевод в Афган) и давить танками Пражскую Весну. Вы уж простите, я же тогда не знал, что бывает Свобода, Демократия и выборы из Двух и Более Кандидатур. Поэтому в перерывах между пытками Борцов за Свободу и мытьём сапог в Индийском океане подрабатывал комсоргом роты и немножечко рупором Коммунистической пропаганды, писал замполиту нашей части конспекты по международной обстановке. В остальное время учился воевать.

Учили нас очень хорошо. Спецназ ГРУ это вам не хер собачий. Даже сейчас могу спокойно проехать на танке через польскую границу и изнасиловать стопятьсот немок, запивая всё это дело ворованным шнапсом. 



Закончив службу, остался на ДВ улучшать породу, заодно работал на таком секретном заводе, что за произнесение его названия вслух — до сих пор расстреливают. Скажу одно — обороноспособность Коммунистического Мордора во время моей работы стаяла как у молодого! 
Здесь я прошел настоящую школу жизни! Именно на заводе местные работяги научили меня пить спирт и запивать его водкой. Именно здесь я спёр штангенциркуль, который греет мне душу до сих пор, потому как вот он, передо мной лежит :) 

Здесь я повысил свой уровень мастерства до того, что мне, скрепя авторучкой, вывели четвёртый разряд оператора станков с ЧПУ. Зарплата резко увеличилась и смог себе позволить очень многое. И если бы не ревнивые мужья, то очень и очень многое. Работал я столь хорошо, что неоднократно отмечался заводской Доской почёта. Что было очень плохо, так как теперь меня стали узнавали обманутые мужья тех сотрудниц, которые приглашали меня на чай. Честно скажу, не чай мы там пили! 

Так вот, укрепляя ядерный щит своей родины и бегая от обиженных мужей, я стал спортивным, подтянутым, закалённым подонком. Но это не помогло. Однажды меня поймали родственники одной хорошей девочки с которой я дружил организмами и под пытками заставили меня на ней жениться. Поскольку она была младше меня на десять лет, то пришлось. Это было трудно, но я справился. Теперь у нас трое детей (мальчик, мальчик и мальчик) и мне уже заранее жаль тех отцов у которых родились девочки.

Вы уж простите.....

пятница, 29 января 2016 г.

Как я был быдлом. Часть пятая.




Ну вот, про быдлошколы рассказал, сейчас расскажу Всю Правду про то как горожане помогали крестьянам урожай собирать.





 Наверняка вы все знаете, что поскольку все беспаспортные крестьяне (читайте про это в книгах правдоруба Резуна-Суворова) сдриснули от раскулачивания в города, а тех, кто не успел, вывезли насовсем в страшный ГУЛАГ, (строить железную дорогу от Свердловска до Аляски через Сахалин) то в деревнях никого не осталось.  Вот такая сука был товарищ Сталин.  Обезлюдел деревни.

И из-за того, что деревни стояли пустыми, собирать урожай было некому, все гнило прямо на корню. А деревенские жители сидели по домам и бухали самогон.

Тут-то их и брали! Всех до единого! И утром вологодский конвой гнал деревенское стадо (ходить в ногу как мы, городские, они не умели) крестьян в поля, на уборку урожая.
Урожаем могло быть, что угодно - сахарная свекла, рожь, пшеница, подсолнухи, соя, в общем всё из чего можно было делать брагу и гнать потом самогон. 

Откуда в полях брался каждый год урожай, крестьяне не знали, потому, что безвылазно бухали по избам. Видимо земля у нас в стране такая - самоуродская.

Поскольку крестьяне были постоянно бухие, то половину урожая они втаптывали в грязь, а вторую половину растаскивали по своим погребам, где эти запасы конфисковала безжалостная советская власть. А тем детям, которые находили в поле, под снегом, три колоска - давали десять лет лагерей, чтобы другим не повадно было.

Богопротивная советская власть всё конфискованное тут же перегоняло на спирт, чтобы потом спаивать городских жителей.

А крестьян кормили весь оставшийся до весны период, обещаниями. Обычно это были обещания лучшей жизни, а в пиковых случаях - обещаниями дать пиздюлей.
Ну а там уже и весна подходила, лебеда вылезала на опушках, и все вертелось по-новому в нелёгкой крестьянской жизни. 

Чистая правда, клянусь Феей Химкинского леса!




И тут как-то раз на наш завод пришла разнарядка, так мол и так, поскольку в деревне никого не осталось, необходимо выделить два десятка работников умственного труда на заготовку сена.
Понятно, что матёрые станочники не соглашались ехать в неведомые деревенские ебеня отбирать у крестьян последние три колоска. Тут у них спирт, девки на соседнем участке и домино. Поэтому под танки кинули меня. 

Я поплакал немножко, попрощался на всякий случай в общаге с местными колдырями и поехал. Вернее повезли нас специальным автобусом.  Привезли нас, таких же как я сиротинушек, в неведомые деревенские ебеня и поселили в большом доме, то ли клуб местный, то ли правление, то ли конюшня, не знаю. 

Обстановка - спартанская. Кровати в комнате - душ и туалет на улице. Хотел было приуныть, да не успел. Пришел местный бригадир и нас повезли на лесосеку, ой, на сенокос!  Да, точно, сенокос.
Это такое огромное поле с травой (но-но-но! про про ганджубас мы тогда ещё не знали!) от горизонта и до горизонта по которому ездили тракторы Беларусь и специальной постригальной машинкой эту траву косили.  Так я узнал, что не зайцы оказывается траву косят.

Задачу нам поставили простую - дали в руки вилы и сказали переворачивать валки со скошенной травой, чтобы она, проклятущая, быстрее сохла. И так от зари и до забора.
А потом ещё это сено (высохшее) нужно было закидывать на большую телегу, которую тянул трактор и потом всё это дело скирдовать.

Я в первый день чуть не сдох. Во второй день тоже чуть не сдох. А на третий - втянулся. Оказалось, что если тебя в жопу тыкают вилами, то можно работать гораздо быстрее, чем из под палки! Передовой социалистический опыт, йоптить!



Но самое мучение было вечером. Приезжали мы с колхозных полей все в соломе, ноги стернёй исколоты, потные, спина вилами истыкана, ноги еле волочишь...  

Душ примешь, оденешь белоснежные кальсоны, рубаху косоворотку, а тут уже в рельсу тарабанят, ужин значит. Сели за стол, а там настоящий украинский борщ, да такой, что ложка в том борще стоит - как у молодого! Стакан сметаны рядом. Хлеб, соль, перец - всё без счёта, всё бесплатно.

Борщ съешь - дают второе. Пюре картофельное с котлетой.  И вот тут меня такая злоба брала на советскую власть, сижу, плачу от бессилия - не лезет в меня та котлета!!!
Огромная, падла, вкусная, но - никак! Встану, попрыгаю немного - половинку съем, а дальше опять никак! Думаю, да что же вы, скоты, с нами творите-то такое, зачем такие огромные котлеты делаете, сволочи? И слёзы - градом!

А девка местная, которая на раздаче, уже несёт крынку с молоком! А у ней своих две таких же крынки! В общем я из-за стола - ползком. Мимо ночлежки - сразу на сеновал. Она туда свои крынки приносила. Хорошая девка была, справная.

В общем всё, что мне Серёга-наставник наставлял - применял на практике. Ну а поскольку я с детства паскудник - женится не стал. Потом всегда так делал. За что был бит неоднократно.



Кстати в деревне всё и началось. Там ведь как стемнело – все в центр к местному дому культурки, там танцпол открытый, только то место где местные пастухи лабали на электрогитарах Песняров, под навесом было. Во всех деревнях одинаковые были эти танцплощадки, «Ракушками» называли. Я потом сколько по деревням ездил – везде как дома был. 

Ну мы как Песняров услышали – сразу туда! А там уже веселуха идёт, кто-то кого-то за волосы таскает, Василий Петрухе точечный массаж лица делает, басуха выдает децибелы, участковый местный не знает, что делать, то ли огурец из портупеи доставать, то ли фазу вырубать.

А тут мы нарисовались, городские пижоны.  Враз всех примирили!

Потому как они все свои дела бросили и начали нас бить. Вот такая у нас смычка деревни с городом в первый же день приключилась…

Тяжеловато пришлось. Ну, во-первых их больше было. Во-вторых, они здоровее. А в-третьих мы же все в модном были, заметные  – клёши, рубашки по модному на пупах завязанные, ремни армейские. Ими и отбивались.

Слава богу деревенский бой он скоротечный. Как только адреналин по штанам растёкся, так всё и закончилось. Ну чо, морды разбитые умыли,  рубахи от крови застирали, ремни заправили в клёши и давай брататься. Отличные ребята оказались! 

Спрашиваем, а чо бить-то сразу начали даже не поздоровавшись? А они отвечают, что, мол, знаем, зачем вы сюда приехали, не сено собирать приехали – девок портить! Дескать вы их портите, а нам потом на них женится, ну обидно ведь!

Мы, конечно, пообещали им не трогать местных Дульсиней, да где там! В двадцать лет - хуй голове не товарищ.



Когда деревенская жизнь наладилась, жить стало вроде ничего.

Завод платил среднюю. Кормили даром, т.е. бесплатно. Девки давали тоже даром, т.е. бесплатно. Солнышко светит. Морда на деревенских харчах округляться начала. 

На седьмой день смотрю, я в силу вошел. Уже сам стожок смётываю. Местные мужики мне сено подают, а я стогую. Стог сложил, грабельками расчесал, колышек в середину воткнул, верёвки перекинул через тот колышек, а к верёвкам четыре булыжника привязал, чтобы значит, ветер не растрепал мой стог с сеном. 

Местные бороды погладили и налили мне самогонки деревенской, дескать с почином тебя!  Я самогонку-то выпил, да смотрю кругОм заходят, сразу понял - женить хотят! Ну я не будь дурак - руки в ноги и лесом! Слава богу, не догнали!


А там уже и командировка к концу подошла и за нами автобус приехал.

Потом я много по всяким колхозам ездил. Нравилось мне это дело.



Где картошку копал, где опытом делился. И везде демографию поднимал. Нравилось мне это дело.

Недавно хотел подсчитать, скольких деревенских баб удалось осчастливить, да сбился со счёта.  Но по всему получается никак не меньше двух десятков. 

Бегают где-то сейчас по российским просторам светловолосые, голубоглазые детишки, папку-космонавта пытаются высмотреть между Большой Медведицей и Сихотэ-Алинем…

В общем, трудился, чем мог на нелегитимный тоталитарный режим. Простите меня, пожалуйста!



Вот всё так и было! Клянусь Валерием Новодворским!